Warning: Parameter 1 to wp_default_scripts() expected to be a reference, value given in /home/andrew1974/emikh.aermolenko.ru/wp-includes/plugin.php on line 601

Warning: Parameter 1 to wp_default_styles() expected to be a reference, value given in /home/andrew1974/emikh.aermolenko.ru/wp-includes/plugin.php on line 601

Warning: Parameter 2 to M_DataMapper::set_custom_wp_query_where() expected to be a reference, value given in /home/andrew1974/emikh.aermolenko.ru/wp-includes/plugin.php on line 291

Warning: Parameter 2 to M_DataMapper::set_custom_wp_query_groupby() expected to be a reference, value given in /home/andrew1974/emikh.aermolenko.ru/wp-includes/plugin.php on line 291

Warning: Parameter 2 to M_DataMapper::set_custom_wp_query_fields() expected to be a reference, value given in /home/andrew1974/emikh.aermolenko.ru/wp-includes/plugin.php on line 291

Warning: Parameter 2 to M_DataMapper::set_custom_wp_query() expected to be a reference, value given in /home/andrew1974/emikh.aermolenko.ru/wp-includes/plugin.php on line 291
Персональный сайт Е. Михайловского Вместо предисловия - Персональный сайт Е. Михайловского

Вместо предисловия

emikh 01.10.2012 0

Благоуханны старые стихи
О том, «как свежи были розы».
А здесь рифмованная проза
Про жизнь, страданья и грехи.

Достанет коли вам терпенья
Постичь писанье до конца
Про быль от первого лица,
Оправданы творителя мученья.

Ведь вновь былое пережить
Понуждает поиск слога,
Одолевая в памяти дорогу,
Которая зовётся жизни нить.

Истоки. Дед

Родился я в Новороссийске.
Мой дед кубанский был казак.
Не цените слишком низко –
Он был помещик как-никак.

На горном хуторе жил летом,
Зимой в долину уходил.
Он слыл отшельником отпетым,
Но был почётный старожил.

Его звали Ефим Кваша.
В Цемесской бухте жил давно.
Хоть она с полвека наша,
Там греков с турками полно.

Порой встречалися черкесы,
Армянский люд сновал речистый,
Но все держалося в Цемесах
На немецких колонистах.

В горах сажал дед кукурузу.
То был тяжёлый, адский труд.
Росли там дыни и арбузы.
Обычный вес последних – пуд.

На кукурузные посады
Сбегалась уйма кабанов.
Дед рыл окопчики-засады.
Надёжный способ, хоть не нов.

И к нему со всей округи
На опасную охоту
«Съезжались недруги и други»,
Да ещё, возможно, кто-то.

У охотника удача –
Пир на хуторе горой.*)
Как бедовому иначе?
Всерьёз рискует он собой.

Плоды земли, дары охоты
Питали деда круглый год,
Но вот решились «доброхоты»
Располовинить русский род…

Как-то в горный хутор к деду
Прибился раненый казак.
От ставрополья шёл раздетым
Сквозь голод, холод, риск и мрак.

Но корабли уж отгудели.
Заказан был на Запад путь.
Ему ж положено в постели
Часть сил потерянных вернуть.

И с моим, немягким, дедом
Не враз, но сладились они…
Ушли болячки вместе с бредом,
Иначе быть мне без родни.

Пришло теперь сознаться время:
Будет казак мне тот отцом.
К чему таскать без толку бремя.
Но миру я явлюсь потом.

Дочка старшая у деда
Ходила за больным отцом.
Как там было, мне ли ведать,
А завершилось всё венцом.

Так бы жили в ладу с Богом,
Но тут власти новые
Объявились у порога,
Лишь отбирать сноровые.

 Мать и отец

Деду оставили стены
Да мудрый совет напоследок,
Чтоб возлюбил перемены,
Но возроптал бедный предок.

Не вынес от них униженья
И по пути в зимний дом,
Сев отдохнуть с напряженья,
Ни сразу не встал, ни потом…

Завершая повесть про деда,
Чтоб не валять дурака,
Извещаю, что автор и предок,
Будто бы два пятака.

Начало. Отец

Как на горный Квашин хутор
Попал отец, не знаю я.
Полагаю, с ними круто,
Иль с ним разладились братья.

Из-за земли пошли раздоры.
Вспомнив братьев иногда,
Он обрывал нить разговора.
Случилась, думаю, беда…

Отцу грузчиком в карьере
Пришлось быть в паре с циркачом.
Тот мог носить, по меньшей мере,
Рояль с тапером за плечом.

А нужно им одновременно
Вагоны камнем наполнять.
Иначе, кто-то непременно
Не сможет роздых себе дать.

Состав продвинется вперёд,
Если каждый из двоих
Вагончик камня наберёт.
Придумал так какой-то псих!

Подорвав здоровье камнем,
Изрядно сердце надсадив,
Отец собрал в цемесских плавнях
Из кузнецов кооператив.

– Кузнецом не всякий сможет.
Побойся Бога, наконец!
– Зря вопрос такой вас гложет.
Был кузнецом отца отец.

Отец строил дом саманный
На горе не столь уж и крутой,
Но болел ведь без обману –
Сменял на более простой.

Зато внизу, чуть выше моря,
Дом у Сухумского шоссе.
Были радость в нём и горе…
Теперь чужие в нём совсем.

В шестьдесят восьмом,
Когда мама померла,
Мы продали отчий дом,
Но то грядущие дела…

Как проходит все на свете,
Нет и НЭПа без конца.
Объявились снова «эти» –
Раскулачили отца.

Не скажу, чтобы сослали
В Коми к нам или куда.
Не был он в судебном зале.
Всё отняли – не беда.

Госкузнецом ему работать
Пришлось, питаясь от огня.
Коль расстроил я кого-то,
Крепитесь, глядя на меня.

Но кузнец не писаришка,
Что бумаги строчит там да сям.
Подорвав здоровье слишком,
Попался в руки он врачам.

Их приговор был непреклонный:
Из кузнецов ты, друг, долой!
Иль труд легкий и спокойный
Или кладбищенский покой.

Купил тогда отец бендюгу.
Лошадок пару приобрёл.
Линейкой радовал округу.
На стойло было и на стол.

Уже собрали виноград
В том гибельном году,
Когда явился миру брат.
Я похитрее – пережду.

Прошло одиннадцать лет,
И в лютом тридцать седьмом
Объявился автор на свет.
Всхлипнул от радости дом.

Инженером отец видел брата.
Из меня ожидал машиниста.
Ума у того, вишь, палата,
А я, мол, на руки быстрый.

По жизни так не случилось.


Мой брат в Восточной Пруссии

Оставьте комментарий »